Наверх
17 Октября 2013

Петербург в контексте мировой архитектуры

Петербург задает европейские традиции в архитектуре. Эта мысль стала ключевым содержанием дискуссии «Петербург в контексте мировой архитектуры: взгляд Запада и России», которая прошла, 16 октября, в многофункциональном комплексе на ул. Новгородская, 23 (застройщик – компания RBI). Здание, созданное всемирно известным испанским архитектором Рикардо Бофиллом, как нельзя лучше подчеркивает эту мысль, олицетворяя собой интеграцию мирового опыта в петербургский контекст. Финальным аккордом завершенного проекта стало открытие скульптуры «Паруса Александрии».

Участниками архитектурной дискуссии стали петербургские и западные зодчие и девелоперы. Олег Романов (президент Санкт-Петербургского Союза архитекторов), Юрий Земцов (архитектор), Святослав Гайкович (архитектор), Вячеслав Ухов (архитектор), Эдуард Тиктинский (президент Холдинга RBI) и Рикардо Бофилл (архитектор) говорили о том, что такое петербургский архитектурный стиль, является ли копирование способом сохранения исторического центра, что такое архитектурный прогресс и уместны ли инновации в современной ткани города.

Важной особенностью города на Неве, которая во многом задает стилистические решения, является его пространственная структура. «Такого взаимодействия фасадов, их перетекания друг в друга, пожалуй, нет больше нигде. Эта черта именно Петербурга», - подчеркнул Олег Романов. По словам архитектора Вячеслава Ухова, «современный Петербург – это множество стилей, но по сути это молодой город, достойный серьезной архитектуры, обладающей шармом и выдержкой. Безусловно, у нас есть необходимость в определенном дизайн-коде, но при этом важно открыто признать, что где-то требуется обновление каких-то кусков, где-то нужно хирургическое вмешательство, если мы хотим, чтобы Петербург оставался живым городом». Петербург должен развиваться, не поддаваясь агрессивному меньшинству, выступающему против. «Горожане не приемлют свежих мыслей, инноваций, и такие решения не проходят, – отметил Олег Романов. – Вряд ли такой подход справедлив, поскольку нельзя превратить Петербург в мертвый город-музей. У нас есть архитектурный мусор – это нужно открыто признать, чтобы дать городу развитие. Это здания и постройки, которые можно убрать и сделать на их месте что-то талантливое и значимое, выбирая проекты на конкурсной основе».

Отвечая на вопрос, а какие из европейских традиций, мы могли бы привнести в нашу практику, зодчие были единогласны - архитектурные конкурсы. По словам архитектора Святослава Гайковича, «у нас архитектурные конкурсы можно пересчитать по пальцам, тогда как в соседней Финляндии их проводится в разы больше». Важный аспект проведения конкурсов – состав членов жюри. Архитектор Юрий Земцов подчеркнул, что «архитектура -  пространственное толкование жизни», важно, чтобы она выполняла свою главную функцию – создавать пространство жизнедеятельности человека. Оценивать по таким критериям могут только профессионалы, знающие свое дело. 

Единое понимание встретил и вопрос правил игры. «Конечно, архитектура – это всегда вопрос контекста, - отметил президент Холдинга RBI Эдуард Тиктинский. – Еще один важный фактор – время, ведь по архитектуре мы понимаем, как и чем жил город в определенный период. Есть понятные требования, которые нужно соблюдать: высота, красные линии, брандмауэры, обеспеченность парковочными местами и зеленью. Это прозрачные правила, которые можно сделать за 3 года, если взяться за них. Еще одна значимая задача – всколыхнуть пассивное большинство горожан, объяснять им, что и зачем делается и почему важно сделать именно так. RBI занимается этим, поскольку нам важно создавать знаковую архитектуру».

Мастерская Taller de Arquitectura, возглавляемая Рикардо Бофиллом, построила здания более, чем в 56 странах мира. «Когда мы приезжаем строить в Америку или Китай, нам говорят: «Сделайте нам европейский город, где будут классические здания, площади, парки», несмотря на то, что у каждой страны есть свои особенности и местный контекст, - рассказал г-н Бофилл. - Однако европейская культура – единственная, способная делать автотрансформацию, и Петербург – центр этого контекста. Какие мы знаем европейские города? Венеция, немного Барселона, и, безусловно, Петербург». По словам Бофилла, «сейчас время смешения архитектурных стилей. Порой копии рождаются быстрее, чем создается оригинал, очевидно, что это вопрос нехватки преференций. Модный пиджак принято менять раз в 3 года – сейчас это же хотят сделать и со зданиями. Это нездоровый тренд - урбанистика и архитектура это не одно и то же. Архитектура не должна быть вычурной, современное требование – это экономическая рентабельность и реальный смысл. Конечно, в мире уже создано много зданий – но есть еще много того, что можно построить».

Отрадно, что первым опытом в России для Рикардо Бофилла и его команды стал проект многофункционального комплекса  на ул. Новгородская, 23 в Санкт-Петербурге. Комплекс общей площадью более 53 тыс. кв.м включает жилую часть «Александрия» и деловой центр «Базель». Здание архитектурно решено в стиле неоклассики, свойственной испанскому мэтру, и гармонично вписано в существующий архитектурный контекст. Стилобат расположен на уровне 4 этажа и представляет собой променад для жильцов дома, где выполнено мощение, комплексное благоустройство, размещена детская площадка. Дополнила ансамбль внутреннего пространства и скульптура «Паруса Александрии», выполненная из кортеновской стали.

Подать заявку

Если у вас нет номера телефона в формате +7 (___) ___-__-__, вы можете оставить свой номер в комментарии.

Заказать звонок

Если у вас нет номера телефона в формате +7 (___) ___-__-__, вы можете оставить свой номер в комментарии.
Заказ звонка менеджера

Вы даете согласие на обработку персональных данных

© Обратный звонок Calltouch